ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Новости

Медицинское сообщество выступило категорически против внесения в специальную статью УК РФ, определяющую наказания для медицинских работников за ненадлежащее качество оказание медицинской помощи, термина «плод человека»

10.09.2018

На встрече представителей Союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» и Следственного комитета РФ медицинское сообщество выступило против того, чтобы считать плод человека субъектом уголовного права и против введения этого термина в проект новой статьи Уголовного кодекса, посвященной наказанию врачей.

Совместная работа Национальной медицинской палаты и Следственного комитета над проектом специальной статьи в Уголовный Кодекс РФ, в рамках которой будут расследовать дела медицинских работников, продолжается. На совещании, на которое были приглашены представители Минздрава России, ведущие специалисты в сфере неонтологии, акушерства и гинекологии, патологоанатомы и судебные эксперты, обсуждался проект новой статьи УК 124.1. «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)».

Предметом обсуждения стал пункт статьи, который в сегодняшней редакции проекта определяет наказания за «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги) вследствие нарушения медицинским работником своих профессиональных обязанностей, если это повлекло по неосторожности гибель плода человека и (или) причинение тяжкого вреда здоровью человека».

Следственный комитет предлагает ввести термин «плод человека» в статью Уголовного кодекса. «Для нас принципиален вопрос введения термина «плод» в проект статьи, – пояснила Евгения Минаева, руководитель управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений Следственного комитета РФ, – В последнее время к нам поступает много жалоб, и мы возбуждаем уголовные дела и процессуальные проверки по факту смерти плода, в том числе и во время родов. Зачастую судебно-медицинские эксперты устанавливают прямую причинно-следственную связь между действиями врачей и гибелью плода. Но так как плод еще не отделился от матери, то по закону гибель до момента рождения не попадает под статьи Уголовного Кодекса и мы не можем привлечь к ответственности врачей за ненадлежащее оказание помощи при родовспоможении и вынуждены прекращать уголовное преследование. В свою очередь это порождает еще большее число жалоб со стороны пациентов, к производству огромного количества дополнительных экспертиз». По ее словам, возросший поток жалоб отчасти провоцируют сами медицинские работники, отделываясь от скорбящих родителей формальными отписками, не приглашая для беседы, не оказывая психологическую помощь, и не объясняя причин смерти плода, ссылаясь на врачебную тайну. «Невнимательное отношение к обращениям граждан провоцируют обращения в Следственный Комитет», –подчеркнула она.

Замруководителя Главного управления криминалистики СК РФ Анатолий Сазонов также отметил, что в Конституции записано право на материнство, и если беременность нормально развивается, но потом из-за неверных действий врачей или халатности происходит гибель плода, то виновные должны понести наказание.

Представители медицинского сообщества понимают озабоченность Следственного комитета, но тем не менее, решительно возражают против того, чтобы плод фигурировал в Уголовном кодексе как субъект уголовного права. Для этого имеются веские доводы. Дмитрий Дягтерев председатель Совета Российского общества неонатологов отметил, что уровень точности при современной перинатальной диагностики сегодня далек от идеала, а фетальная медицина только развивается. «Большая часть причин гибели плода – умозрительны. Например, все, что называется перинатальной гипоксией плода или антенатальной гипоксией плода – это обобщенные понятия и могут быть связаны с десятком различных внутриутробных состояний, которые не зависят напрямую от действий или бездействий акушера-гинеколога.Если мы сейчас введем данный термин, то пойдем по прочному кругу –следователь никогда не сможет точно сказать правильно или неправильно врач вел роды и беременность, а у медицинских экспертов мало объективных данных. Я считаю, что понятие «плода» рано вводить в законодательную плоскость», – отметил эксперт.

Геннадий Сухих, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова», предложил ввести мораторий на введение этого термина: «Если принять статью в нынешнем виде мы получим не десятки и сотни, а десятки тысяч судебных разбирательств. Сегодня родился целый разряд юристов, который зарабатывает на этом. Давайте на какое-то время введем мораторий на введение этого термина».

К слову, подобной правовой практики в мире не существует – ни в одной стране мира плод человека не фигурирует как субъект уголовного права. Лейла Адамян, главный акушер-гинеколог Минздрава РФ, отметила, что внимательно изучила правовые документы по данному вопросу, и ни в Австралии, ни в Германии, ни во Франции, ни в Англии и т.п. плод не рассматривается как самостоятельная личность и до момента его рождения не считается самостоятельным организмом. «Мы с вами все и так работаем в рамках законодательства, есть порядок оказания медицинской помощи, стандарты оказания медицинской помощи, протоколы и клинические рекомендации и если врач нарушил стандарты, то он будет наказан», – отметила Лейла Адамян, – нет смысла вводить термин отдельно в рамках статьи УК». По ее словам, случаи халатного отношения врачей к процессу ведения беременности и родовспоможения встречаются довольно редко, а беременность часто бывает непредсказуема, осложнена различными генетическими патологиями, а иногда и образом жизни, который ведет будущая мать. И нельзя обвинять врачей, которые не всесильны. Если же врач действительно допускает дефект оказания помощи, то решать его судьбу должно врачебное сообщество, а не следственные органы. Такие случаи должны рассматриваться на комиссионном уровне и наказание может быть очень жестким – вплоть до запрета заниматься профессиональной деятельностью, как это и делается в развитых странах.

Рассматривать плод человека, как составную часть организма матери предложила руководитель Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава РоссииЕлена Байбарина.«Мы не должны в одном флаконе рассматривать ненадлежащее оказание помощи и плод, который не является субъектом права. Европейский суд по правам человека тоже не расценивают не рожденных детей как субъекты права. Как бы мы в таком случае расценивали аборты по медицинским показаниям или по желанию женщины? Я считаю, что правильно рассматривать вопрос о тяжком вреде здоровью, которое могло быть причинено женщине»,пояснила она свою позицию.

По мнению представителей медицинского сообщества, в данном случае будет правильным дополнить определение тяжкого вреда здоровью положением о том, что оно было вызвано прерыванием беременности (гибелью плода) и это снимет многие противоречия.

Судебно-медицинские эксперты также полагают, что инициатива Следственного комитета по введению термина «плод» в уголовное законодательство преждевременна и приведет к серьезным противоречиям. Несмотря на то, что в сфере акушерства, по словам представительницы Ассоциации судебно-медицинских экспертов Олеси Веселкиной, сконцентрирован значительный поток жалоб(20-30% от общего числа), практически не бывает однозначных ситуаций, когда судебно-медицинские эксперты могут установить прямую причинно-следственную связь между действиями врачей и гибелью плода. «Сейчас формулировка в проекте статьи фактически ставит знак равенства между гибелью плода и причинением тяжкого вреда здоровью, что далеко не всегда соответствует действительности. Такая формулировка может привести к тому, что уголовные дела будут назначаться по каждому случаю гибели плода. Это слишком несбалансированный подход. Прежде, чем вводить подобные термины, необходимо с акушерским и неонатологическим сообществом разработать четкие критерии, с помощью которых можно было бы однозначно установить, что гибель плода находится в прямой причинно-следственной связи с действиями врача, – сказала Олеся Веселкина.

Медицинское сообщество надеется, что Следственный комитет услышит их аргументы. При этом, медицинское сообщество, в свою очередь, готово понять и тревогу представителей Следственного комитета. Юрист Национальной медицинской палаты Лилия Айдарова предложила в качестве компромиссного варианта обсудить и ввести изменения в другие нормативные акты, которые дадут возможность реагировать на нарушения и жалобы и связанные с потерей плода.

«Я считаю хорошим результатом нашей встречи готовность профессионального медицинского сообщества к работе со Следственным Комитетом. Стороны открыты к диалогу и надеюсь, мы с вами услышим друг друга. Пока мы не выработали определенной позиции, давайте не спешить и воздержимся от изменений – не будем вносить термин «плод человека» в Уголовный кодекс. Сегодня это приведет лишь к шквалу жалоб, под которыми будет погребен Следственный Комитет, – подытожил итоги встречи президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль, – Сейчас самая главная задача думать о разработке таких наказаний для медицинских работников, которые не будут связанны с лишением свободы. Это должно стать темой следующей совместной встречи. Для меня главным результатом нашей совместной работы со Следственным Комитетом станет такая статья в УК, где будет написано, что за неумышленные осложнения врач не будет сидеть в тюрьме. Это принципиальный вопрос. В своем желании оградить врачей, прежде всего, от тюрьмы – мы всегда будем стоять на стороне врачебного сообщества».

Обсуждение практический ситуаций

Да, должна.

Штатному сотруднику, направленному в командировку, организация обязана возместить:

  • расходы на проезд;
  • расходы по найму жилого помещения;
  • дополнительные расходы, связанные с проживанием вне постоянного местожительства (суточные);
  • другие расходы, произведенные с разрешения или ведома администрации организации.

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)