ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Новости

Удалось избежать несправедливого обвинительного приговора врачу-хирургу Андрею Гуськову

02.04.2018

По ходатайству Национальной медицинской палаты назначена повторная экспертиза по делу врача-хирурга, обвиняемого по статье ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

2 апреля 2018 года в Дзержинском районном суде г. Оренбурга, прошло судебное заседание по делу хирурга местной больницы, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ.В 2013 году после операции на надпочечниках не приходя в сознание после наркоза скончался трехлетний ребенок. По версии следствия хирург был виновен в смерти ребенка с врожденной патологией.

Расследование этой трагедии шло долго. Для более объективного и справедливого разбирательства, эксперт Врачебной палаты Московской области, руководитель Центра независимой экспертизы качества медицинской Елена Тихонова при поддержке бюро судебно-медицинской экспертизы Свердловской области и иных привлечённых экспертов провели независимую медицинскую экспертизу в рамках которой ответили на вопрос: «От чего скончался потерпевший?».

Согласно экспертизе вина врача хирурга А.О. Гуськова была установлена лишь в отношении определённых формальностей и ненадлежащей документации, которые никакого существенного влияние на состояние потерпевшего оказать не могли. Ключевую роль в этом происшествии сыграла совокупность дефектов оказания медицинской помощи, в том числе и бездействие другого специалиста, так как именно из-за невыполнения им своих должностных инструкций, врождённая болезнь ребенка, которую он обязан был держать под контролем в итоге привела к летальному исходу.

«Безусловно, во всей этой ужасной ситуации, невозможно обвинять одного человека, так как в данном случае именно совокупность дефектов оказания медицинской помощи от разных отделений, а также отсутствие в учреждении палаты пробуждения (что является необходимым в материально-техническом обеспечении медицинского учреждения) привели к произошедшему», – говорит Елена Тихонова.

Также эксперты отметили несостоятельность и некорректность обвинения врача-хирурга по ч. 2 ст. 109 УК РФ с правовой точки зрения. Во-первых, данное преступление совершается в форме преступного легкомыслия или преступной небрежности, однако ни одна из этих форм вины не подходит под содеянное подсудимым. Во-вторых, данное преступление совершается «вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей», однако подсудимый свои обязанности выполнил, и в отношении его действий просто не может быть установлена причинно-следственная связь, так как смерть наступила из-за пропуска приёма необходимых препаратов, обеспечение приёма которых входит в непосредственные обязанности другого специалиста, что свидетельствует о невозможности признания виновным врача-хирурга в совершении данного преступления, так как в его действиях отсутствует состав преступления.

Как пояснил эксперт НМП, невозможно установить вину определённого лица в совершённом преступлении, если его действия или бездействие не находятся в тесной взаимосвязи с наступившим общественно опасным последствием. Данный признак является ключевым в определении наличия состава преступления в действиях лица, и при его отсутствии, соответственно, отсутствует и состав преступления. Данные аргументы также были приведены в качестве доказательств невиновности подсудимого.

Суд принял во внимание заключения, сделанные в ходе независимой экспертизы, назначена повторная судебно-медицинская экспертиза с учетом вновь поставленных вопросов и выявленных независимой экспертизой обстоятельств.

По мнению экспертов Национальной медицинской палаты, данный случай еще раз доказывает необходимость более чёткого законодательного регулирования преступлений, совершаемых в медицинской сфере деятельности, так как именно из-за неточностей в формулировке диспозиции ч. 2 ст. 109 и ч. 2 ст. 118 УК РФ происходят подобные казусы в судебной практике. Как полагают эксперты Палаты, совершенно объективна необходимость выделения преступлений в сфере медицинской деятельности в отдельные составы преступлений с основательной корректировкой диспозиции самих деяний».

Обсуждение практический ситуаций

Да, должна.

Штатному сотруднику, направленному в командировку, организация обязана возместить:

  • расходы на проезд;
  • расходы по найму жилого помещения;
  • дополнительные расходы, связанные с проживанием вне постоянного местожительства (суточные);
  • другие расходы, произведенные с разрешения или ведома администрации организации.

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)