ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Ответы на вопросы готовятся в течение месяца.

Обсуждение практических ситуаций

Нередко в медицинских организациях журналистами проводится видеосъемка или фотосъемка. Как регулировать данный вопрос? Также зачастую съемка осуществляется скрытой камерой, правомерно ли это?

Важно знать, что видеозапись, фотосъемка и аудиозапись медицинского работника при исполнении им своих профессиональных обязанностей возможны исключительно с согласия самого медицинского работника, как субъекта персональных данных. Данное положение вытекает из статьи 92 части 2, ФЗ №323, где говорится о том, что персональные данные лиц, которые принимают участие в предоставлении медицинских услуг (а это медицинские работники) должны быть конфиденциальными. Они охраняются законом о защите персональных данных. По разъяснениям Роскомнадзора, к персональным данным относятся не только ФИО, паспортные данные, но и изображение гражданина, его голос. И обработка подобных данных возможна только с согласия субъекта персональных данных. Если согласие не получено, обработка их не ведется.

Нельзя запретить журналистам проводить съемку медицинской организации, – это публичное место, и за исключением отдельных случаев, когда речь идет о противодействии терроризму, съемка в таких местах разрешена. Но важно понимать кого и для чего снимают.

Медицинский персонал можно снимать только с согласия самих медицинских работников. Без их согласия съемки не проводятся. Что касается пациентов – медицинская организация, должна проинформировать пациентов о том, что журналистами ведется съемка, которая осуществляется в соответствии с законом о средствах массовой информации. Сами пациенты вправе решать – попадать им в объектив камеры или «уйти за кадр». Если этого не сделано, то медицинскую организация можно обвинить в том, что она поспособствовала тем или иным образом разглашению сведений, составляющих врачебную тайну.

Если речь идет о съемке конкретного пациента в медорганизации, то разрешение от пациента на его съемку получает СМИ, то есть сама организация, которая посылает на задание корреспондентов. Желательно иметь копию такого разрешения в медицинской организации.

Есть нюансы, связанные со съемкой скрытой камерой. Такие действия возможны, но их обнародование должно осуществляться по закону о средствах массовой информации. Статья 50 закона о СМИ гласит, что распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио, видеозаписи, кино и фотосъемки допускается в трех случаях:

  • если это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина;
  • если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц (третьи лица если попадают в кадр, но они не должны быть идентифицированы);
  • если демонстрации такой скрытой записи производится по решению суда.

В ситуации, если подобное изображение или видеоматериал размещены в СМИ, и материал является прицельным, то есть речь о том, что именно конкретного гражданина снимали без его согласия, то СМИ можно привлечь к ответственности и потребовать убрать это изображение, видео, а также получить компенсацию морального вреда.

Ранее ...

Прямой эфир

Новости

Все новости

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Статьи

Ирина Гриценко, эксперт в области медицинского права и урегулирования споров по качеству оказания медицинских услуг, медицинский адвокат, управляющий партнёр «Лиги защиты медицинского права» рассказывает о требованиях к разработке и использованию в лечебном процессе необходимых документов. Эксперт обращает внимание на то, чем грозит медицинской организации отсутствие документов или отказ пациента от их подписания и как действовать в случае письменных жалоб от пациентов.

В трудовой деятельности медицинского работника рано или поздно возникает ситуация, когда правоохранительные органы, адвокаты или судебные органы обращаются с требованием о предоставлении (изъятии) медицинской документации. Такие запросы всегда вносят нервозность в работу врача, не обладающего юридическими познаниями и не знающего особенности данной процедуры, поэтому попробуем разобраться, кому и когда и при каких обстоятельствах медицинский работник должен предоставить медицинскую документацию, а в каких случаях не обязан это делать.

Ирина Гриценко, эксперт в области медицинского права и урегулирования споров по качеству оказания медицинских услуг, медицинский адвокат, управляющий партнёр «Лиги защиты медицинского права», эксперт Национальной медицинской палаты рассказывает о различных аспектах возникновения уголовной ответственности медицинских работников и алгоритмах поведения в подобных ситуациях.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)