ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Ответы на вопросы готовятся в течение месяца.

Обсуждение практических ситуаций

Если пациент отказывается от лечения и подписывает официальный отказ с формулировкой «с возможными последствиями ознакомлен», значит ли это, что врач полностью защищен в случае наступления тех самых «последствий»? Если нет, то что может грозить врачу?

Наряду с закрепленным в 41 статье Конституции РФ правом гражданина на медицинскую помощь, пациент в соответствии со статей 19 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» имеет право на отказ от медицинского вмешательства, равно как и требовать его прекращения.

Закон требует, чтобы отказ был оформлен в письменном виде и при отказе от медицинского вмешательства гражданину, одному из родителей или иному законному представителю лица, в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия такого отказа. Бремя доказывания этого при наступлении негативных последствий будет лежать на враче. Поэтому целесообразно оформлять отказ достаточно подробно. В этом случае, очевидно, отсутствуют основания для привлечения к ответственности медицинского работника.

Необходимо помнить, что п. 9 ст. 20 Закона предусмотрены случаи медицинского вмешательства без согласия пациента. В упомянутой статье указан порядок принятия решения о таком вмешательстве. При неоказании медицинской помощи в указанных случаях вопрос об ответственности может трактоваться иным образом.

Ранее ...

Прямой эфир

Новости

Все новости

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Пациентка К., 75 лет, поступила в БУЗ ВО 09.12.15 г. в 15:48 по направлению поликлиники с диагнозом: «Внебольничная правосторонняя пневмония, средней тяжести (?)».

Пациент Н. поступил в БУЗ ВО в порядке экстренной медицинской помощи 13 мая 2015 г. в 14.39 с направительным диагнозом «Желудочно-кишечное кровотечение, язвенная болезнь желудка, постгеморрагическая анемия». Поступил через 2 суток от начала заболевания с жалобами на слабость,

Пациентка Б., 35 лет, была доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 30.09.2015 г. бригадой скорой медицинской помощи с места дорожно-транспортного происшествия с направительным диагнозом «ЗЧМТ, СГМ? Закрытый перелом н/3 левого предплечья. Тупая травма живота?». 30.09.2015 г. в 2 ч 20 мин пациентка осмотрена в приемном отделении дежурным врачом-травматологом Т.

Пациент Ч., 75 лет, по направлению из БУЗ ВО с диагнозом «Желудочно-кишечное кровотечение? Острая пневмония в нижней доле справа?» в порядке неотложной помощи доставлен в приемное отделение БУЗ ВО 20.12.2015 г. в 13.15, где был осмотрен врачом-хирургом хирургического отделения Б.

Статьи

27.11.2018

Обязан ли медицинский работник оказывать медицинскую помощь вне рабочего места, во внерабочее время и вне пределов медицинской организации? Этот вопрос является одним из дискуссионных как для медицинского, так и для юридического сообщества. Причем, безусловно, представители этих сообществ совершенно по-разному смотрят на данную проблему, которая должным образом – законодательно – не урегулирована.

20.11.2018

Гражданско-правовая ответственность – это предусмотренная законом (или договором) мера государственного принуждения, применяемая для восстановления нарушенных прав потерпевшего за счет нарушителя. Гражданско-правовая ответственность носит имущественный характер: лицо, причинившее ущерб (имущественный или физический), обязано полностью возместить убытки потерпевшему. Как правило, в сфере здравоохранения лицом, причинившим ущерб, является медицинская организация, а потерпевшим – пациент.

23.10.2018

С определенной периодичностью в средствах массовой информации появляются истории о законных представителях-последователях различных религиозных течений, которые отказываются подписывать информированное добровольное согласие на то или иное медицинское вмешательство, необходимое для спасения жизни маленького пациента. Многие врачи также рассказывают подобные истории из практики о религиозных родителях, готовых ради своих взглядов и убеждений пожертвовать жизнью собственного ребенка. И медицинскому работнику приходится идти на всевозможные ухищрения вплоть до обмана и медицинского вмешательства без согласия, рискуя собственной карьерой Кому-то удавалось получить согласие у одного из законных представителей (согласия одного законного представителя достаточно для медицинского вмешательства), кто-то прибегал к силе убеждения и даже к угрозам, но так или иначе спасать пациентов все же удавалось.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)