ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Новости

Врач под прицелом

26.06.2018

Национальная медицинская палата (НМП) провела независимую экспертизу материалов дела против врача-хирурга «Воронежской городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1» Оксаны Махотиной.

Врача обвиняют в причинении смерти по неосторожности (статья 109 УК РФ) 44-летней Светлане Александровой. Уже полтора года длится судебный процесс, проведено несколько судебно-медицинских экспертиз. Однако в деле есть существенные противоречия и судебно-медицинскими экспертами игнорируется оценка всех этапов оказания медицинской помощи в разных медицинских организациях, заключение дается только по одному специалисту, что в корне не верно, и противоречит всем действующим в здравоохранении нормам.

Специалисты Центра независимой медицинской экспертизы не усматривают прямой причинно-следственной связи между неблагоприятным исходом лечения и действиями врача-хирурга. Адвокат и её подзащитная просят о назначении ещё одной судмедэкспертизы, чтобы разрешить все сомнения и противоречия.Эксперты Национальной медицинской палаты, поддерживают требования адвоката. По их мнению, требуется назначение повторной судебной медицинской экспертизы с обязательным привлечением в составы экспертной комиссии врача-торакального хирурга, врача организатора здравоохранения.

Если приговор будет обвинительным, то на решение районного суда будет подана апелляция.

В настоящее время продолжаются судебные заседания по уголовному делу против врача-хирурга «Воронежской городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1» (БУЗ ВО "ВГКБСМП №1") Оксаны Махотиной. Пациентка медучреждения, лечившаяся в том числе под ее наблюдением, умерла от пневмонии. Два года врач находится под следствием и из них полгода длится судебный процесс.

Согласно материалам дела, 2 июня 2016 года пациентка была доставлена в БУЗ ВО "ВГКБСМП №1 с приступом острой боли в районе поясницы. Врач в приёмном отделении заподозрил у женщины панкреатит, поэтому её определили в хирургическое отделение. Было назначено лечение. Однако через несколько дней состояние женщины ухудшилось. 7 июня было проведено рентгенографическое исследование, согласно результатам которого было выявлено наличие осумкованной жидкости в правой плевральной полости. Женщине требовалась срочная операция на легких, которая и была проведена хирургом Махотиной – поставлен дренаж. Однако помощь таким пациентам должна оказываться в профильном отделении, которого в данной больнице не было. В связи с чем лечащим врачом и руководством стационара предпринимались попытки перевода больной в отделение торакальной хирургии Воронежской областной клинической больницы №1 (БУЗ ВО ВОКБ №1), в чем поступали отказы в связи с отсутствием мест.

Лишь 10 июня пациентку перевезли в торакальное отделение областной больницы, где была проведена повторная операция – заново установлен дренаж в легкое, но несмотря на проводимое лечение 19 июня пациентка скончалась. По результатам патологоанатомического вскрытия смерть наступила от двусторонней полисегментарной гнойной плевропневмонии с абсцедированием (присоединение к воспалительному процессу вторичной инфекции, вызывающей образование абсцесса). Муж пациентки обратился с заявлением в правоохранительные органы.

По итогам расследования в смерти пациентки следователи СУ СКР по региону предъявили лечащему врачу Оксане Махотиной обвинение в причинении смерти по неосторожности (ч.2 ст. 109 УК РФ). В основу её дела легли три судмедэкспертизы, где эксперты констатировали, что диагноз можно было поставить в более ранние сроки, а манипуляции, которые проводила медицинский работник ухудшили состояние больной. В заключении экспертов говорится, что из-за отсутствия «адекватного дренирования и контроля его результатов патологический процесс из ограниченного стал обширным». Заключение о задержке диагностики и якобы неправильном уходе стало зацепкой, на основании которой строится обвинение врача Махотиной. По мнению экспертов, между ненадлежащим исполнением врачом своих профессиональных обязанностей и ухудшением состояния больной и наступлением смерти имеется необходимая причинная связь.

Национальная медицинская палата внимательно изучила материалы этого дела в ходе независимой медицинской экспертизы. При изучении выявленных дефектов оказания медицинской помощи по материалам дела, комиссия пришла к выводу, что в данном случае нельзя обвинять в смерти пациентки врача Воронежской городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1». Пациентка проходила лечение в разных медицинских учреждениях и речь идет о нескольких сотрудниках, а также о дефектах организации всего процесса лечения, неверной маршрутизацией пациента при госпитализации.

Однако, интерпретация действий других врачей и прочего персонала на всех этапах оказания медицинской помощи, допущенных ими дефектов и дефектов организации медицинской помощи в учреждении, в представленных экспертных заключениях отсутствует.

Судебно-медицинскими экспертами игнорируется оценка всех этапов оказания медицинской помощи, заключение дается только по одному специалисту, что в корне не верно, и противоречит всем действующим в здравоохранении нормам. Нужно оценивать действия всего медперсонала всех медицинских организаций, в которых оказывалась помощь пациенту, а не только одного врача.

Следует отметить, что эксперты пришли к выводу, что сами по себе дефекты медицинской помощи, которые были допущены врачом Махотиной, не являлись причиной летального исхода пациента. Непосредственной причиной смерти пациентки явилась легочно-сердечная недостаточность на фоне прогрессирующей двусторонней деструктивной пневмонии.

Таким образом, эксперты Национальной медицинской палаты считают, что есть основания предполагать, что нарушение медицинскими работниками Воронежской областной клинической больницы №1 (БУЗ ВО ВОКБ №1) приказа Минздарава 1592н «Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при плеврите» привело к проведению неадекватной антибиотикотерапии в периодс 10.06.2016 по 17.06.2016, т.е. в период, когда пациентка находилась на лечении в другой больнице. И именно неадекватная антибиотикотерапия и создала условия для наступления неблагоприятного исхода лечения.

По мнению экспертов, прямая причинно-следственная связь между неблагоприятным исходом лечения и действиями врача-хирурга Махотиной отсутствует. Показательно, что пациентка проходила лечение в Воронежской городской клинической больницы скорой медицинской помощи № 1» по времени меньше, чем в областной больнице. Поэтому вопрос, где ей не оказали надлежащую медпомощь, остаётся открытым.

Адвокат и её подзащитная просят о назначении ещё одной, четвёртой, судмедэкспертизы, чтобы разрешить сомнения и противоречия. Эксперты Национальной медицинской палаты, поддерживают требования адвоката, по их мнению, требуется назначение повторной судебной медицинской экспертизы с обязательным привлечением в составы экспертной комиссии врача-торакального хирурга, врача организатора здравоохранения.

Данное экспертное заключение приобщено к делу, в настоящее время продолжаются судебные заседания. Специалистами Центра Независимой Медицинской экспертизы осуществляется сопровождение и консультативная поддержка. Однако, как говорит адвокат врача, на данный момент, в суде все заявления и ходатайства защиты, противоречащие доводам обвинения, отклоняются. В ближайшее время должно быть вынесено решение суда по этом делу.

Если приговор будет обвинительным, то на решение районного суда будет подана апелляция.

Обсуждение практический ситуаций

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Если речь идет о пациентах, то беседа с представителями СМИ строится с учетом того, что на медицинскую организацию возлагается обязанность по охране врачебной тайны – тех сведений, которые стали известны медицинским работникам при попадании пациента в медицинскую организацию, которые включают в себя достаточно большой объем различного рода информации.

Рекомендуется провести совместную беседу врача, журналиста и пациента – проинформировать пациента об интересе СМИ и, если пациент соглашается на общение, то провести беседу совместно, т.е. в присутствии медицинского работника. Присутствие врача при таком общении важно потому, что в ходе разговора пациент может рассказать о вещах, которые не соответствуют действительности и в этом случае лучше сразу, до публикации, иметь возможность дать достоверную информацию прессе.

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)