ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Ответы на вопросы готовятся в течение месяца.

Обсуждение практических ситуаций

В больнице имеется отдельно акушерское отделение и отдельно гинекологическое отделение. Врач А. по штату (по трудовому договору) принята на должность врача-акушера-гинеколога акушерского отделения, а врач Б. на должность врача-акушера-гинеколога гинекологического отделения. У обоих действующие сертификаты "акушерство и гинекология". Пациентка пишет заявление с требованием, чтобы ведение родов (помощь по профилю акушерство, в акушерском отделении) осуществляла врач Б. , категорически отказывается от ведения ее врачом А. Имеет ли право мед учреждение отказать в удовлетворении требования пациентки? Как мотивировать?

Обращаем внимание, что в описываемом Вами случае речь идет о медицинских работниках, занимающих различные должности в разных структурных подразделениях медицинской организации, и соответственно имеющих различный трудовой функционал. В свою очередь, согласно статье 60.2. ТК РФ поручение работнику дополнительной работы возможно исключительно с письменного согласия этого работника, и невозможно ввиду отсутствия подобного согласия.

Также стоит отметить, что в соответствии с ч.1 ст. 21 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ при оказании гражданину медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи он имеет право на выбор врача с учетом согласия врача. Отказ врача от ведения пациента в описываемом Вами случае также может быть основанием для отказа в выполнении требований пациента.

Ранее ...

Прямой эфир

Новости

Все новости

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Статьи

Врачебная тайна — медицинское, правовое и этическое понятие, представляющее собой запрет медицинским работникам оглашать сведения о больном без его согласия. Сохранность врачебной тайны гарантирована законодательно, так же, как и законодательно установлены определённые запреты и юридическая ответственность за её разглашение. Однако вопросы правового регулирования врачебной тайны – не так просты, как может показаться на первый взгляд. И часто медицинские организации сталкиваются с различными сложными аспектами сохранения или разглашения врачебной тайны, не всегда понимая, как правильно поступить в каждом конкретном случае. О непростых моментах, касающихся врачебной тайны, рассказывает Анжелика Ремез, член Ассоциации юристов России, эксперт Национальной медицинской палаты, корпоративный и медицинский юрист, конфликтолог, руководитель судебно-арбитражной практики. управляющий партнер Юридической группы "Ремез, Печерей и Партнер

Эксперты Нацмедпалаты Иван Печерей, кандидат медицинских наук, медицинский юрист, партнер юридической группы "Ремез, Печерей и Партнеры» и Анжелика Ремез, член Ассоциации юристов России, управляющий партнер юридической группы «Ремез, Печерей и Партнеры» представляют алгоритмы действий в сложных ситуациях, в которые попадают врачи при общении с представителями СМИ, рассказывают о том, что делать, когда на страницах СМИ появляется негативная информация.

Черанева Ольга Владимировна, заместитель Председателя Правления ООО «Профессиональное медицинское сообщество Пермского края», руководитель Комитета по досудебному урегулированию конфликтов, декан АНО ДПО «Пермский институт повышения квалификации работников здравоохранения», врач-педиатр, психолог-консультант, медиатор.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)