ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Новости

Обвинительный приговор врачу-хирургу Роману Уланову будет обжалован

29.05.2018

Независимая экспертиза, проведенная Национальной медицинской палатой, не выявила причинно-следственной связи между смертью хоккеиста клуба «Спутник» Сергея Симонова и действиями врача Романа Уланова. На приговор по уголовному делу будет подана кассация.

В конце 2017 года Дзержинский районный суд г. Нижнего Тагила вынес приговор по уголовному делу в отношении врача-хирурга 1-го хирургического отделения ГБУЗ Свердловской области «Городская больница № 1 г. Нижнего Тагила» Романа Уланова. Он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Врачу назначено наказание в виде двух лет ограничения свободы с запретом заниматься медицинской деятельностью сроком на один год. 22 марта 2018 г. Свердловский областной суд рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе. Постановил приговор Дзержинского суда изменить: освободить Уланова от назначенного по ч.2. ст. 109 УК РФ на основании п.3 1 ст 24 УПК РФ за истечением сроком давности уголовного преследования. На приговор по уголовному делу будет подана кассация.

Обстоятельства дела таковы: 6 января 2016 года к врачу-хирургу, находящему на дежурстве в приемном отделении Городской больницы № 1 г . Нижнего Тагила, с жалобами на боль в левом межреберье и в области левой реберной дуги обратился пациент. После осмотра ему был поставлен диагноз – тупая травма живота. После проведения ряда диагностических манипуляций врачом назначено проведение экстренной операции (лапаротомии) в связи с скоплением крови в брюшной полости. Хирург провел полостную операцию. После проведения операции пациент был транспортирован в палату хирургического отделения. Впоследствии возникла послеоперационная несостоятельность швов, что привело к острому массивному артериальному кровотечению из сосудов. Пациент стал жаловаться на боли в области живота. После дополнительного осмотра у пациента зафиксировано внутрибрюшное кровотечение, геморрагический шок, в связи с чем назначено проведение релапаротомии (повторной лапаротомии) и реанимационных мероприятий. В ходе операции произошла остановка сердечной деятельности пациента, он скончался.

Обвинение утверждает, что врач-хирург избрал неверную тактику оперативного вмешательства и плохо перевязал сосуды, однако две проведённые судебно-медицинские экспертизы опровергают данное положение и гласят, что тактика лечения была избрана верно и объём проведённых лечебных мероприятий соответствовал правильно и своевременно установленному диагнозу.

По сути, аргументация виновности врача строится на мнении одного специалиста о том, что источником кровотечения явились сосуды в месте культи сосудистой ножки удаленной селезенки, где возникла послеоперационная несостоятельность швов, что и привело к развитию острой массивной кровопотери и последующей смерти пациента. Этот вывод, по мнению специалиста, подтверждается обнаруженным обширным темно-красным блестящем кровоизлиянием в тканях пересеченной культи сосудистой ножки селезенки.

Однако мнение данного хирурга оспаривается заключениями ряда экспертов. В частности, в заключении судебно-медицинской экспертизы утверждается, что шов состоятелен; сосудистая ножка селезенки плотноватая, с наложенным швом из мягкого материала белого цвета. Ряд свидетелей, в том числе патологоанатомы, также дали показания о состоятельности шва при вскрытии трупа пациента. Кроме того, согласно показаниям свидетелей, оперативное вмешательство было проведено правильно, с использованием качественных материалов, без каких-либо отклонений перевязки сосудистой ножки.

Помимо прочего, не стоит забывать, что пациент поступил в больницу с тупой травмой живота и в соответствии с заключением акта судебно-гистологического исследования (вывод которого полностью подтвердил независимый эксперт гистолог) давность причинения обширного темно-красного блестящее кровоизлияние в тканях пересеченной культи сосудистой ножки селезенки не соответствует давности причинения данного повреждения в ГБ № 1 г. Нижний Тагил во время операции. На основании чего, можно сделать вывод о том, что обнаруженное обширное темно-красное блестящее кровоизлияние причинено вне больницы, скорее всего в момент получения пациентом тупой травмы живота на тренировке.

Все данные, полученные в результате независимой экспертизы Нацмедпалаты, опровергают виновность врача и в связи со значительным нарушением процессуальных норм в ходе предварительного следствия, а также в связи с отсутствием самого главного условия для привлечения лица к уголовной ответственности – причинно-следственной связи между действием (или бездействием) и общественно-опасным последствием в виде смерти пациента, очевиден вывод об отсутствии состава преступления в действиях хирурга. В связи с чем, выводы о виновности хирурга в смерти пациента по меньшей мере безосновательны.

По делу будет подана кассация.

Обсуждение практический ситуаций

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Если речь идет о пациентах, то беседа с представителями СМИ строится с учетом того, что на медицинскую организацию возлагается обязанность по охране врачебной тайны – тех сведений, которые стали известны медицинским работникам при попадании пациента в медицинскую организацию, которые включают в себя достаточно большой объем различного рода информации.

Рекомендуется провести совместную беседу врача, журналиста и пациента – проинформировать пациента об интересе СМИ и, если пациент соглашается на общение, то провести беседу совместно, т.е. в присутствии медицинского работника. Присутствие врача при таком общении важно потому, что в ходе разговора пациент может рассказать о вещах, которые не соответствуют действительности и в этом случае лучше сразу, до публикации, иметь возможность дать достоверную информацию прессе.

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)