ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Новости

Национальная медицинская палата помогла пластическому хирургу из Новосибирска доказать невиновность по обвинению в смерти пациента

28.03.2018

В Национальную медицинскую палату за помощью обратился пластический хирург из Новосибирска. В 2015 году против хирурга высшей категории, кандидата медицинских наук Валерия Пискарёва было возбуждено уголовное дело по ст.109 ч.2 – «Причинение смерти по неосторожности». Врач провел операцию «абдоминопластика» пациентке. Спустя сутки после операции пациентка скончалась от тромбоэмболии легочных артерий. Уголовное дело было возбуждено по результатам судебно-медицинской экспертизы, сделанной экспертами ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова». Новосибирский врач был не согласен с выдвинутым против него обвинением и заключением экспертов. Согласно выводам экспертизы, смерть пациентки наступила из-за «осуществление раннего удаления повязки из области проведения операции на передней брюшной стенке, осуществляющей компрессионное воздействие на вены передней брюшной стенки (что препятствовало перемещению возникающих в них тромбов с током крови) – с целью профилактики тромбоэмболии». Иными словами, по мнению экспертов, проводивших экспертизу, пациентка умерла от того, что через сутки после операции хирург сделал перевязку.

Валерий Пискарев обратился в Национальную медицинскую палату с просьбой оценить правомерность заключения судебно-медицинской экспертизы. «Несмотря на то, что Ассоциация пластических хирургов не является членом НМП, президент Нацмедпалаты Леонид Рошаль и сопредседатель Комитета по независимой медицинской экспертизе НМП - Алексей Старченко первыми пришли мне на помощь, разобрались в ситуации. Алексей Старченко изучил присланные мной материалы и посоветовал, что делать, какие документы изучать и на что опираться, доказывая свою правоту на этапе следствия, подсказал список литературы» – отметил Валерий Пискарев.

Благодаря помощи эксперта НМП, врач в ходе следствия смог предоставить доказательства правильности своих действий, основываясь на действующих приказах Минздрава РФ и многочисленных практических руководствах к действию, которые доказывали его невиновность. Кроме того, в ходе следствия было выяснено, что предоперационные анализы и заключение терапевта о том, что умершая женщина здорова и противопоказаний к проведению операции нет, были подписаны мужем умершей женщины, который работает врачом венерологом Центральной районной больницы г. Новокузнецка. Следствием подтверждено (из показаний главного врача больницы), что он не имел права давать заключение врача–терапевта (и ставить свою печать) о противопоказаниях/показаниях к проведению операции.

В июне 2017 года Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Новосибирской области прекратило уголовное дело в отношении врача Валерия Пискарева в связи с отсутствием состава преступления.

Более того, следователем из уголовного дела в отдельное производство были выделены материалы, содержащие сведения о совершении экспертами ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова» МО РФ преступления, предусмотренного ч. 1 ст.307 УК РФ (заведомо ложное заключение эксперта при производстве предварительного расследования). Сейчас материалы дела № 289пр-16 находятся в военном следственном управлении Следственного комитета России по Западному военному округу.

«К сожалению, это весьма распространенный случай, когда врача обвиняют, а он не знает каким образом ему строить свою защиту либо в суде, либо, как в данном случае, еще на этапе следствия. Медицинские работники оказываются с своей проблемой один на один, и далеко не всегда, руководство медицинских учреждений, в которых работают врачи, готово оказывать им помощь. Мы не должны допустить, чтобы по подобным делам выносили обвинительные приговоры, не должны терять врачей в уголовном производстве,– говорит Алексей Старченко.

«В условиях отсутствия многих правовых норм и законодательных актов в области медицины, когда врач остается один на один с несправедливостью заключений своих же «коллег», в Национальной медицинской палате мне оказали столь необходимую, юридическую, и, что наиболее важно, моральную поддержку и дали надежду на справедливую оценку правильности действий врача в сложной профессиональной ситуации, – прокомментировал ситуацию врач из Новосибирска.

Национальная медицинская палата одной из своих главных задач считает защиту врачей и выступает за объективную оценку их профессиональной деятельности. И многое для построения системы правовой защиты медицинских работников уже сделано. Один из главных элементов этой системы – институт независимой медицинской экспертизы. Данная экспертиза определяет правильно или неправильно было проведено лечение, диагностика. Это позволяет защитить врача при необоснованных претензиях. Например, как в данном случае, когда врач сделал все в соответствии со своим опытом, клиническими рекомендациями и протоколами лечения, а пациент настаивает на его виновности.

Позицию НМП поддерживают и практикующие врачи. Новосибирский хирург Валерий Пискарев в ходе следствия понес значительные материальные, временные и моральные издержки «Казалось бы, врачи должны обращаться за защитой непосредственно к практикующим адвокатам. Но, к сожалению, в настоящий момент крайне мало специалистов в области медицинского права, и поэтому врачам весьма проблематично получить квалифицированную юридическую помощь. В Новосибирске-огромном городе такой специалист один! С моей точки зрения, было бы правильным и уместным обеспечить защиту прав врачей профессиональными медицинскими ассоциациями, подобной Национальной Медицинской Палате, в положениях которых предусмотреть работу по защите прав врачей и учреждений здравоохранения, – считает Валерий Пискарев.

С учетом роста в 2017 г. количества уголовных дел против медработников почти в 2 раза по сравнению с 2016 годом Л.М. Рошаль предложил в начале апреля провести с участием специалистов Университета юстиции Минюста конференцию по проблемам уголовного преследования медработников, а также подготовить информационные материалы по их поведению во время следственных действий.

Обсуждение практический ситуаций

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Если речь идет о пациентах, то беседа с представителями СМИ строится с учетом того, что на медицинскую организацию возлагается обязанность по охране врачебной тайны – тех сведений, которые стали известны медицинским работникам при попадании пациента в медицинскую организацию, которые включают в себя достаточно большой объем различного рода информации.

Рекомендуется провести совместную беседу врача, журналиста и пациента – проинформировать пациента об интересе СМИ и, если пациент соглашается на общение, то провести беседу совместно, т.е. в присутствии медицинского работника. Присутствие врача при таком общении важно потому, что в ходе разговора пациент может рассказать о вещах, которые не соответствуют действительности и в этом случае лучше сразу, до публикации, иметь возможность дать достоверную информацию прессе.

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)