ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Ответы на вопросы готовятся в течение месяца.

Блоги

Не дать врача в обиду

Хамское отношение пациентов к медикам часто выражается в оскорблениях и клевете - распространении сведений, не соответствующих действительности. Между тем клевета – уголовно наказуемое деяние. Согласно статье 128. 1 УК РФ, за клевету предусмотрен штраф. В КОАП РФ содержится статья 5.61 (оскорбление, умаление чести и достоинства, выраженные в неприличной форме).

Прокуратура крайне редко заводит уголовные дела по этой статье, но это не отнимает у истца права защищать свою честь и достоинство в рамках гражданского процесса.

Собрать доказательную базу

Если медицинский работник хочет защитить честь и достоинство, он должен озаботиться сбором доказательств правонарушения. Это в первую очередь свидетельские показания. Если пациент применяет в отношении врача оскорбительные слова, угрозы, необходимо пригласить в кабинет свидетелей. В качестве таковых могут выступить как коллеги медработника по лечебному учреждению, так и пациенты, ожидающие приема. Это наиболее ценные свидетели, поскольку не являются заинтересованными лицами и могут беспристрастно давать свидетельские показания в отношении случившегося инцидента.

Второй вариант сбора доказательной базы: документальная фиксация правонарушения. Можно применять диктофон при соблюдении ряда правил: запись должна вестись открыто, включив диктофон нужно представиться, полностью описать происходящую ситуацию, назвать Ф.И.О. пациента. Следует предупредить, что запись ведется, чтобы собрать доказательства правонарушения.

Скорее всего, «под диктофон» пациент ничего такого говорить не будет, тем самым конфликт будет погашен. Но ситуации бывают разные. В моей юридической практике был случай, когда пациент при виде диктофона только раззадорился, пытался выхватить его, нецензурно выражался и угрожал. Данное обстоятельство было использовано нами в суде и фактически решило исход дела в нашу пользу. Дело мы выиграли, пациент извинился и заплатил компенсацию за причиненный моральный вред.

Следующий шаг по сбору доказательной базы: уведомление непосредственно руководителя (главного врача ЛПУ, или заведующего отделением) об инциденте. Стоит написать служебную записку и указать, когда и при каких обстоятельствах произошел инцидент, отметить, что со стороны пациента (Ф.И.О., номер медицинской документации) было совершенно правонарушение, предусмотренное статьей 5.61 КОАП РФ.

Особо следует подчеркнуть, что оскорбляя медработника, пациент тем самым нарушал внутренний распорядок медицинского учреждения. При этом важно, чтобы правила внутреннего распорядка медицинской организации действительно содержали положение, согласно которому пациенты должны вести себя уважительно по отношению к персоналу медицинской организации.

И если в дальнейшем конфликт перерастет в иную плоскость и пациент начнет обвинять медицинскую организацию в ненадлежащем оказании помощи, этот аргумент может быть использован против него – он нарушал правила внутреннего распорядка, тем самым препятствуя оказанию ему медицинской помощи.

Еще один важный шаг на пути к отстаиванию чести и достоинства - вызов правоохранительных органов. Причем не стоит ждать, что в лечебное учреждение приедет наряд с мигалкой. Главное, что факт обращения и заявления в полицию зафиксированы, это демонстрирует серьезность намерений медработника в вопросе защиты собственных прав.

Один из врачей, обратившихся ко мне за юридической помощью, работал на скорой помощи. Пациентка на вызове осталась недовольна действиями бригады, скандалила, используя нецензурную лексику, обвиняла врача в некомпетентности. Доктор вызвал полицию, затем написал заявление. Отмечу, что мы не ставили цели получить денежную компенсацию, нас интересовали только извинения со стороны ответчика и мы их добились.

Интернет-кляуза

От оскорблений в медицинском кабинете пациенты все чаще переходят к интернет-баталиям. Негативная информация о врачах размещается на просторах всемирной паутины. Как правило, «контент» все тот же, что и при очных стычках: оскорбления, обвинения в низкой квалификации и даже в совершении преступлений, которых доктор не совершал.

Столкнувшись с интернет-травлей, можно и нужно предпринимать контрмеры: обратиться в правоохранительные органы и суд с целью удалить негативную информацию, дать опровержение и получить извинения и компенсацию морального вреда.

Вспоминаю такой случай. На врача-терапевта была проведена массовая интернет атака. Недовольный пациент разместил во всех социальных сетях видео, на котором запечатлен доктор, картинку сопровождали комментарии предосудительного характера в отношении врача.

Конфликт возник из-за недовольства пациента очередью. Он пришел к назначенному времени и выяснил, что придется ждать еще какое-то время. Требовал принять его без очереди, на что получил отказ. Разгорелся конфликт, пациент хамил - доктор вызвал полицию. В ответ обиженный пациент начал собирать негативные отклики о враче через социальные сети, формировать и выкладывать этот «компромат».

Мы зафиксировали данные публикации в интернете, скриншоты с комментариями заверили у нотариуса (на случай, если будут удалены). К заявлению в суд и прокуратуру помимо этих скриншотов были приложены документы, подтверждающие квалификацию доктора, все его сертификаты, а также служебная записка на имя главврача об инциденте. Также, по инициативе самого врача было проведено служебное расследование, которое не выявило нарушений оказания медицинской помощи конкретным лицам (авторам негативных комментариев в интернете). Результаты расследования тоже были приложены к исковому заявлению.

Нашей целью было получить извинения со стороны ответчиков (претензии касались размещенного видео и семи комментариев, содержащих оскорбительные высказывания), а также добиться удаления данной информации со страниц ресурсов. В итоге все наши требования были удовлетворены.

Нюансы

Основная сложность, с которой сталкиваются истцы и адвокаты при попытке защитить честь и достоинство медицинского работника, заключается в том, что суды часто признают оскорбительные суждения ответчиков оценочными. Оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности, а значит, не являются клеветой.

Нужно доказать, что со стороны ответчика имело место именно желание оклеветать медицинского работника. Каждый случай индивидуален, но в качестве примера могу привести такую ситуацию: главного врача одной подмосковной больницы обвинили в том, что он являлся «убийцей детей». Когда дело дошло до суда, ответчик ссылался на то, что его слова являлись эмоциональным суждением оценочного характера. Адвокат истца отметил, что под убийством понимается конкретное деяние, предусмотренное статьей 105 УК РФ. При этом, согласно презумпции невиновности, нельзя называть человека преступником до приговора суда. В отношении же главного врача не только не было приговора, но и дело по подобной статье не открывалось. Тем самым слова ответчика являются недопустимыми и, безусловно, не соответствуют действительности. Суды двух инстанций, в том числе апелляционный, признали убедительными доводы истца.

Помимо оскорблений при непосредственном общении пациента и медработника и распространения порочащих сведений в интернете, сведения клеветнического характера могут быть изложены в заявлении и жалобе конкретным должностным лицам, например в заявлении главному врачу медицинской организации.

Важно иметь в виду, что сам пациент не обладает необходимой квалификацией, чтобы оценивать квалификацию медработника. Если в заявлении пациент назовет врача некомпетентным, можно делать вывод о том, что имело место распространение сведений, не соответствующих действительности, то есть клевета, и постараться привлечь пациента к ответственности.

Стоит добавить, что оскорбления медработникам могут наносить не только пациенты, но и коллеги. Вспоминаю ситуацию, когда на традиционной утренней «летучке» в одной из больниц главный врач оскорбил фельдшера. Женщина обратилась в прокуратуру - главный врач был привлечен к административной ответственности, выплачивал штраф в пользу государства. Как дальше складывались взаимоотношения в коллективе, мне неизвестно. Думаю, одна из причин, почему медики не любят обращаться в суды, - боязнь нарушить отношения в коллективе и получить славу сутяжника.

Ранее ...

Прямой эфир

Новости

Все новости

Заключения НМП

Институт независимой экспертизы является одним из действенных институтов, необходимых для формирования полноценного гражданского общества. В настоящее время как в медицинской, так и в пациентской среде существует запрос на создание эффективного и прозрачного механизма экспертных оценок. Эти оценки должны быть основаны на принципах доказательной медицины, сертифицированных научных методиках при соблюдении принципа независимости. При этом главной проблемой является именно обеспечение реальной независимости экспертов. Надо признать, что действующая ситуация в сфере экспертизы качества медицинской помощи не позволяет в полной мере реализовать принцип ее независимости, так как подавляющее большинство экспертов в той или иной мере связано с системой здравоохранения.

Пациентка С., 83 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО 03.06.2015 г. в 1 0.08 из поликлиники с направительным диагнозом «Левосторонняя нижнедолевая пневмония».

Национальная медицинская палата ознакомившись с материалами уголовного дела № 76950 в отношении врача хирурга Б.Г.А., обвиняемого СУ при УВД по Мытищинскому муниципальному району в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, установила, что в действиях врача-хирурга отсутствуют, как состав преступления, так и вина в форме умысла или неосторожности.

Пациентка К., 77 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 14.06.2015 г. в 21.07 с направительным диагнозом «ЦВБ: транзиторная ишемическая атака». Пациентка предъявляла жалобы на головокружение, эпизод нарушения зрения.

Пациентка К., 72 лет, доставлена в приемное отделение БУЗ ВО бригадой скорой медицинской помощи 07.06.2015 г. в 06.58 с направительным диагнозом «Острая внебольничная правосторонняя пневмония». В приемном отделении в 7.20 осмотрена врачом-терапевтом М. Пациентка предъявляла жалобы на одышку в покое, головную боль, головокружение, кашель с скудной мокротой, тошноту, боли в эпигастрии, жидкий стул. В анамнезе гипертоническая болезнь, перенесенное ОНМК, дивертикулез толстого кишечника.

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные.

Статьи

В Германии, где система здравоохранения считается одной из лучших в мире, врачи тоже совершают ошибки, но при этом нет тысяч уголовных дел против медицинских работников. И одним из самых суровых наказаний является лишение лицензии и лишение права заниматься практикой. А сами пациенты, в отличие от пациентов из России, вовсе не склоны обращаться с заявлениями в прокуратуру или иные органы юстиции. В основном «приговоры» врачам выносит само профессиональное медицинское сообщество – спорные случаи рассматривает комиссия по врачебным ошибкам, которая отнюдь не склонна ретушировать ошибки коллег, а наказания виновных бывают крайне суровы.

Врачебная тайна — медицинское, правовое и этическое понятие, представляющее собой запрет медицинским работникам оглашать сведения о больном без его согласия. Сохранность врачебной тайны гарантирована законодательно, так же, как и законодательно установлены определённые запреты и юридическая ответственность за её разглашение. Однако вопросы правового регулирования врачебной тайны – не так просты, как может показаться на первый взгляд. И часто медицинские организации сталкиваются с различными сложными аспектами сохранения или разглашения врачебной тайны, не всегда понимая, как правильно поступить в каждом конкретном случае. О непростых моментах, касающихся врачебной тайны, рассказывает Анжелика Ремез, член Ассоциации юристов России, эксперт Национальной медицинской палаты, корпоративный и медицинский юрист, конфликтолог, руководитель судебно-арбитражной практики. управляющий партнер Юридической группы "Ремез, Печерей и Партнеры".

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Обсуждения законодательства

Концепция (модель) введения системы саморегулирования профессиональной деятельности медицинских работников в Российской Федерации (далее по тексту – Концепция) подготовлена Министерством здравоохранения Российской Федерации совместно с Некоммерческим партнерством «Национальная Медицинская Палата» в целях создания правовых, методологических, финансовых и организационных условий для становления и развития системы саморегулированияпрофессиональной деятельности врачей (медицинских работников)как одного из механизмов реализации государственной политикии управления деятельностью в сфере охраны здоровья.

В случае одобрения проекта Концепции профессиональным сообществом ее реализация рассчитана на 2015–2017 годы, что обусловлено необходимостью комплексного решения данной проблемы нарядус вступлением в силу отдельных положений Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 323-ФЗ), касающихся аккредитации медицинских работников с 01.01.2016.