ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Ответы на вопросы готовятся в течение месяца.

Заключения НМП

Независимая медицинская экспертиза качества оказания медицинской помощи пациентке К. (обращение в Ассоциацию медицинских работников Воронежской области гр-ки Т. по поводу ненадлежащего оказания медицинской помощи ее матери К., скончавшейся в урологическом отделении 22.12.2015 г.).

Пациентка К., 75 лет, поступила в БУЗ ВО 09.12.15 г. в 15:48 по направлению поликлиники с диагнозом: «Внебольничная правосторонняя пневмония, средней тяжести (?)». При поступлении жаловалась на общую слабость, редкий сухой кашель, повышение температуры тела до 39,5 С, головную боль, головокружение, потливость, одышку при незначительной физической нагрузке, периодические давящие боли за грудиной при физической нагрузке, продолжительностью до 10-15 минут, хорошо снимающиеся нитроглицерином. Из анамнеза известно, что пациентка в течение нескольких лет страдала стенокардией, гипертонической болезнью (АД повышалось до 210/100 мм рт.ст.), мочекаменной болезнью. Периодически принимала тенорик.

Настоящее ухудшение самочувствия возникло примерно за 5 дней до поступления, когда после переохлаждения повысилась температура тела до 39 градусов Цельсия, появилась выраженная общая слабость, усилилась одышка. Самостоятельно принимала жаропонижающие препараты без эффекта. Лечилась амбулаторно под наблюдением участкового врача без эффекта, утром 09.12.15 вновь вызвали участкового врача, который дал направление на госпитализацию.

При поступлении у пациентки температура тела 37,7 С, АД 180/100 мм рт.ст. (с целью снижения АД в приемном отделении ввели раствор сернокислой магнезии в/в), состояние средней тяжести, сознание ясное, ЧДД 20-22 в 1 минуту, дыхание ослаблено слева, там же- укороченный перкуторный звук, ЧСС=пульсу=100 уд/мин, АД 120/80 мм рт. ст., живот мягкий, безболезненный во всех отделах, симптом поколачивания отрицательный с обеих сторон, стул и мочеиспускание без изменений.

На рентгенограмме органов грудной клетки от 09.12.15 слева гомогенное затемнение до переднего отрезка 4 ребра с косой верхней границей, корни фиброзно изменены, синус справа свободен, слева – затемнен, сердечно-сосудистая тень расширена влево, аорта склерозирована. Заключение: гидроторакс слева.

В общем анализе крови при поступлении гемоглобин 120 г/л, эритроциты 3,9, лейкоциты – 9,4. Учитывая рентгенологическую картину, был выставлен диагноз: «Экссудативный плеврит неясной этиологии. Наличие пневмонии требует уточнения». Пациентка госпитализирована в пульмонологическое отделение, начато лечение: антибактериальный препарат (цефтриаксон) в/в, сердечные гликозиды в/в, глюкозо-инсулино-калиевая смесь с сернокислой магнезией в/в, дексаметазон в/в, фуросемид в/в, эналаприл, аспирин, нитросорбид, таблетки от кашля, индапамид, анальгин в/м, димедрол в/м. После получения результатов обследования: общий анализ мочи, анализ мочи по Нечипоренко (эритроцитурия, протеинурия) пациентка была осмотрена врачом-урологом, проведено УЗИ органов брюшной полости и почек (ЖКБ, калькулезный холецистит, диффузные изменения поджелудочной железы, гидронефроз левой почки). На фоне лечения самочувствие не улучшалось: сохранялась гипертермия, появились ознобы, сохранялась одышка при незначительной физической нагрузке, общая слабость, появилась болезненность при пальпации живота в правом подреберье, положительный симптом поколачивания справа. Пациентка была повторно осмотрена урологом, хирургом и 17.12.15 переведена в палату интенсивной терапии, где лечение было продолжено (смена антибактериальной терапии: ципрофлоксацин в/в, сумамед в/в, продолжено лечение сердечными гликозидами, дезагрегантами, антикоагулянтами, ингибиторами АПФ).

17.12.15 произведена в/в урография на которой выявлен камень левого мочеточника и отсутствие выделительной функции левой почки. Посевы крови, мочи – стерильные. Пациентка была переведена в отделение урологии, где ей было предложено оперативное лечение, от которого отказалась. Проводилась терапия спазмолитиками, обезболивающими препаратами по требованию, антибиотиками, гипотензивными препаратами. На рентгенограмме органов грудной клетки от 21.12.15 – инфильтративных изменений, признаков наличия жидкости в плевральных полостях не обнаружено. Ухудшение состояния 21.12.15 г. в 9:50: беспокоило чувство нехватки воздуха, рвота, отрыжка. АД 150/90, пульс 86 в 1 минуту. От повторно предложенного оперативного лечения отказалась. В 12:00 была осмотрена врачом-пульмонологом. В связи с внезапной потерей сознания, развитием клинической смерти в 12.20 начаты реанимационные мероприятия, не давшие эффекта. В 12:50 21.12.15 констатирована биологическая смерть.

Заключительный клинический диагноз:

Основной: 1) Расслаивающая аневризма брюшного отдела аорты с разрывом.

2) Внебольничная нижнедолевая пневмония в стадии разрешения. МКБ. Камень средней трети левого мочеточника. Хронический пиелонефрит, обострение.

Осложнения: острая сердечно-сосудистая недостаточность. Отек легких. Вторичная артериальная гипертензия.

Сопутствующий: ИБС: кардиосклероз атеросклеротический. ДЭП II.

Патологоанатомический диагноз:

Основной: Расслаивающая аневризма брюшного отдела аорты с разрывом в сочетании с МКБ, камень средней трети левого мочеточника.

Осложнения: массивное кровоизлияние паранефральной клетчатки слева. Острая сердечно-сосудистая недостаточность. Отек легких. Двусторонняя очаговая нижне-долевая пневмония. Вторичная артериальная гипертензия. Дистрофия паренхиматозных органов.

Сопутствующий: ИБС: кардиосклероз атеросклеротический. ХОБЛ, эмфизема легких, пульмосклероз.

Обсуждение

При экспертном анализе медицинской карты выявлены следующие дефекты:

1. дефекты в рубрификации заключительного клинического диагноза: внебольничная пневмония указана в качестве сочетанного диагноза;

2. в заключительном диагнозе в сопутствующих заболеваниях не указаны стенокардия, ЖКБ, ХСН;

3. недостаточно информативная запись реаниматолога при проведении сердечно-легочной реанимации;

4. в листе назначений урологического отделения названия лекарственных средств указаны на русском языке;

5. отсутствует подпись пациентки об информированном отказе от оперативного лечения по поводу камня левого мочеточника;

6. учитывая тяжесть состояния пациентки при ее переводе в урологическое отделение, предпочтительнее был парентеральный путь введения антибактериальных препаратов.

Выводы:

1. смерть пациентки К. наступила от острой сердечно-сосудистой недостаточности вследствие разрыва расслаивающей аневризмы брюшного отдела аорты;

2. имеет место совпадение заключительного клинического и патологоанатомических диагнозов;

3. атипичное течение заболевания, конкуренция нозологических форм (внебольничная пневмония, мочекаменная болезнь) обусловили значительные трудности при постановке диагноза;

4. за время нахождения в стационаре проведено комплексное обследование, достигнуто разрешение пневмонии, выработанная тактика по лечению урологической патологии была правильной;

5. осуществлялось динамическое наблюдение, своевременные осмотры специалистов, заведующих отделениями;

6. фармакотерапия начата своевременно, в достаточном объеме, потенциально опасных комбинаций лекарственных средств использовано не было;

7. объем оказанной помощи соответствует возможностям больницы;

8. выявленные дефекты не повлияли на исход заболевания;

Обсуждение практический ситуаций

Да, должна.

Штатному сотруднику, направленному в командировку, организация обязана возместить:

  • расходы на проезд;
  • расходы по найму жилого помещения;
  • дополнительные расходы, связанные с проживанием вне постоянного местожительства (суточные);
  • другие расходы, произведенные с разрешения или ведома администрации организации.

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Новости

Все новости

Проект реализуется с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов (распоряжение президента Российской Федерации от 3 апреля 2017 года № 93-рп)