ГлавнаяОбсуждение практических ситуацийПубликации экспертовСтатьиЗаключения НМПЗадать вопрос
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

On-line центр юридической поддержки

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Ответы на вопросы готовятся в течение месяца.

Заключения НМП

Независимая медицинская экспертиза качества оказания медицинской помощи пациенту П. (обращение в Ассоциацию медицинских работников Воронежской области гр-ки П. по поводу ненадлежащего оказания медицинской помощи ее супругу П., умершему в реанимационном отделении 23.08.2015 г.).

Пациент П., 1963 г. р., находился на лечении в хирургическом отделении БУЗ ВО с 02.08.2015 г. Оперирован 02.08.2015 г. - аппендэктомия. В послеоперационном периоде с 08.08.2015 г. у пациента сформировался инфильтрат в гипогастрии слева. Состояние пациента было стабильным, инфильтрат четкий, перитонеальные симптомы отрицательные. На 14.08.2015 г. проведена компьютерная томография органов брюшной полости, на которой инфильтрат трактован как единственный абсцесс брюшной полости. 15.08.2015 г. проведена операция: вскрытие абсцесса брюшной полости. Абсцесс отграниченный, со свободной брюшной полостью не сообщался. В послеоперационном периоде отмечался парез кишечника. Проводились ежедневный осмотр, перевязки, динамическое наблюдение, контролировались показатели крови, осматривался заведующим хирургическим отделением М. С 16.08.2015 г. произведена коррекция антибактериальной терапии по рекомендации клинического фармаколога. С 15.08.2015 по 21.08.2015 г. состояние расценивалось как средней тяжести, стабиольтное. 22.08.2015 г. резкое ухудшение состояния, появилась слабость, тошнота, икота, вздутие живота, явления почечной недостаточности. Пациент переведен в отделение реанимации и проведена контрольная КТ брюшной полости, на которой были выявлены абсцессы брюшной полости. 22.08.2015 г. – операция: лапаротомия, рассечение спаек, вскрыты множественные абсцессы брюшной полости, интубирован кишечник. После операции состояние крайне тяжелое, нестабильное. 23.08. 2015 г. в 06.45 констатирована биологическая смерть.

Обсуждение

С учетом данных протоколов операций выглядит обоснованным и реальным клинический диагноз от 16.08.2015 г.

Ранее перенесенная операция по поводу травмы живота объясняет наличие спаек в брюшной полости, что в сочетании с последствиями ОНМК – нарушение чувствительности и слабость правых отделов туловища объясняют особенность клинической картины и сложности диагностики.

Наличие осложнений атеросклероза объясняют склонность к парезу. Выявленные при аутопсии изменения кишечника соответствуют ранней спаечной непроходимости вследствие острого инфекционного процесса в животе.

Явления кишечной непроходимости проявились только при формировании абсцесса.

Проводившиеся лечебно-диагностические мероприятия адекватны. Нет объективных данных, чтобы назвать их запаздывающими.

Возникшая после погрешности в еде 06.08.2015 г. клиническая картина оценена как сигмоидит, лейкоцитарная реакция по анализу от 07.08.2015 г. свидетельствует о наличии активного, довольно критического инфекционного процесса, далее преобразовавшегося в абсцесс. 5-7.08.2015 г. многократно осматривается ответственными врачами. Клинических данных для проведения ревизии брюшной полости в этот день не описано.

На фоне активной антибактериальной терапии и детоксикации позже сформировавшиеся абсцессы клинически проявились только в виде СПОН.

По оформлению медицинской карты стационарного больного П. серьезных замечаний нет. Описание признаков непроходимости в виде периодического вздутия живота и схваткообразных болей не трактуется как спаечная кишечная непроходимость при осмотрах, а отражено только в заключительном клиническом и патологоанатомическом диагнозах.

Причиной осложненного течения болезни, диагностика которого всегда была крайне сложной послужило фатальное стечение обстоятельств. Грубая погрешность в диете на 4 день после аппендэктомии на фоне множественных спаек в брюшной полости вызванных перенесенными ранее операциями (лапаротомия и грыжесечение) спровоцировало возникновение кишечной непроходимости с расстройством кровообращения в стенке кишки и формированием множественных абсцессов в брюшной полости, что отражено в заключительном клиническом диагнозе Атипичность и стертость клинической картины, неблагоприятный соматический фон объясняют существенные трудности прижизненной диагностики, серьезно нарушив целостное восприятие больного. Существенное влияние на течение болезни оказало и исходное состояние организма: паспортный возраст 52 года, не соответствует биологическому – уже имеются последствия ОНМК в виде ДЭП 2 ст. и нарушенного тонуса конечностей.

Оценивать аппендэктомию как необоснованную операцию в данном случае нельзя. Несмотря на отсутствие активного гнойного процесса в червеобразном отростке, по данным гистологии, гиперемия поверхности отмечена, этого достаточно для формирования клинической картины идентичной для острого деструктивного аппендицита. Макроскопические изменения отростка обосновывают аппендэктомию. Постановка дренажей при аппендэктомии по поводу флегмонозного аппендицита без явлений местного перитонита считается необоснованной. В данном случае описан серозный экссудат. Его бактериологическое исследование подтверждает отсутствие микробной контаминации брюшной полости во время операции.

ВЫВОДЫ:

1. смерть пациента П. наступила от прогрессирующего спаечного процесса органов брюшной полости с активизацией хронической инфекции, чему способствовала ареактивность организма, нарастающая интоксикация привела к полиарганной недостаточности, несовместимой с жизнью;

2. совпадение заключительного клинического и патологоанатомического диагнозов;

3. медицинская помощь П. оказана в полном объеме;

4. тактика хирургической помощи была правильной;

5. имели место атипичность и стертость клинической картины, что на общем неблагоприятном соматическом фоне существенно затрудняло прижизненную диагностику;

6. выявлены следующие дефекты:

- на консультацию пациента не привлечены сотрудники

кафедры факультетской хирургии ВГМУ,

- дефекты в оформлении клинического диагноза: в записях

осмотров описание признаков кишечной непроходимости

не трактуется как спаечная кишечная непроходимость,

это отражено только в заключительном клиническом и

патологоанатомическом диагнозах;

- недостаточно информативные дневники наблюдения, в

осмотрах заведующего отделением отсутствует

формулировка клинического диагноза;

7. выявленные дефекты не повлияли на исход заболевания.

Обсуждение практический ситуаций

Также обращаем внимание, что незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну (что имело место в Вашем случае), без его согласия образует состав преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ.

Согласно статье 60.2. ТК РФ поручение работнику дополнительной работы возможно исключительно с письменного согласия этого работника, и невозможно ввиду отсутствия подобного согласия. Также стоит отметить, что в соответствии с ч.1 ст. 21 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ при оказании гражданину медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи он имеет право на выбор врача с учетом согласия врача. Отказ врача от ведения пациента в описываемом Вами случае также может быть основанием для отказа в выполнении требований пациента.

Обсуждения законодательства

Концепция (модель) введения системы саморегулирования профессиональной деятельности медицинских работников в Российской Федерации (далее по тексту – Концепция) подготовлена Министерством здравоохранения Российской Федерации совместно с Некоммерческим партнерством «Национальная Медицинская Палата» в целях создания правовых, методологических, финансовых и организационных условий для становления и развития системы саморегулированияпрофессиональной деятельности врачей (медицинских работников)как одного из механизмов реализации государственной политикии управления деятельностью в сфере охраны здоровья.

В случае одобрения проекта Концепции профессиональным сообществом ее реализация рассчитана на 2015–2017 годы, что обусловлено необходимостью комплексного решения данной проблемы нарядус вступлением в силу отдельных положений Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 323-ФЗ), касающихся аккредитации медицинских работников с 01.01.2016.

Прямой эфир

Публикации экспертов

Как себя вести врачам, если к ним проявлен интерес со стороны правоохранительных органов? В сегодняшних условиях, когда интерес к медицинским работникам со стороны правоохранительных органов все возрастает – вопрос далеко не праздный. До того как будет принято решение о возбуждении или отказе от возбуждения уголовного дела, согласно требованиям статей 144 и 145 Уголовно-процессуального кодекса РФ, правоохранительными органами выполняется, так называемая «доследственная проверка» заявления или сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается действительно ли имеется состав правонарушения. Результаты доследственной проверки, как правило, имеют определяющее значение для решения по принятому заявлению (сообщению): либо проверяющие определят ситуацию как криминальную, либо у них сформируется критическое отношение к сообщению о преступлении, а следовательно и к перспективе возбуждения уголовного дела и направления его в суд.

Повседневную работу современного российского врача можно сравнить с хождением по минному полю: с одной стороны, его долг – помочь пациенту, с другой, в сегодняшних реалиях постоянных судебных исков, а нередко и возбуждения уголовных дел в отношении врачей, его задача – минимизировать риски в своей работе так, чтобы это и не мешало качественному лечению, и одновременно не ставило бы врача под удар, если пациент по той или иной причине окажется недоволен результатами медицинской помощи. С помощью эксперта Национальной медицинской палаты, президента Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медэкспертизе доктора медицинских наук Алексея Старченко, мы попытались разобраться как именно врачи могут минимизировать риски в повседневной деятельности.

Новости

Все новости