На главную страницуК карте сайтаКонтактная информация НП «Национальная Медицинская палата»
RussianEenglish
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

Раздел в разработке Раздел в разработке Раздел в разработке Раздел в разработке
О Палате Деятельность
Независимая экспертиза НПМСотрудничество с Министерством Здравоохранения РФЗаконодательство в сфере здравоохраненияОбщественная аккредитация образовательных программЭтический комитет НМПКомитет по саморегулированиюКомитет по развитию рынка медицинских услугНепрерывное медицинское образованиеОбщество Взаимного Страхования Юридическая поддержкаСовет по профессиональным квалификациям в здравоохранении
Экспертный клуб Мероприятия
Врачи и юристы обсудили правовые риски в медицинской деятельностиРасширенное заседание Совета союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» и вручение Премии Национальной медицинской палатыМеждународная конференция «Независимая медицинская экспертиза как инструмент досудебного урегулирования споров между врачом и пациентом»Он-лайн семинар «Проверки медицинской организации: как правильно подготовиться»Он-лайн семинар «Правовые последствия некачественного оказания медицинской помощи и медицинских услуг»V Съезд Национальной Медицинской ПалатыОн-лайн семинар «Острые вопросы трудового права»Семинар "Организация деятельности комиссии по независимой медицинской экспертизе"Он-лайн семинар: «Дефекты оказания медицинской помощи»Внеочередной съезд Национальной медицинской палатыСеминар по вопросам уголовного права для медицинских работниковСеминар: "Особенности правового регулирования трудовых отношений медицинских работников"Семинар: «Подводные камни» при рассмотрении спорных ситуаций между врачами и пациентамиСъезд и Премия Национальной медицинской палаты - 2014Конференция «Медицина и право»Информационный семинар по повышению правовой грамотностиОн-лайн конференция Л.М. РошаляСовет Национальной медицинской палаты 26 декабря 2013 гСовет Национальной медицинской палаты 27 - 28 сентября 2013 г.
Выступление зам. Министра здравоохранения И. Н. КаграманянаВыступление президента НМП Л. М. РошаляВыступление ответственного секретаря Координационного совета Минздрава и Национальной медицинской палаты М. Н. ЛесниковойВыступление вице-президента Национальной медицинской палаты С. Б. ДорофееваВыступление вице-президента «Опоры России», вице-президента Национальной медицинской палаты Н. В. УшаковойВыступление Президента Общества врачей Латвии Петериса АпенисаВыступление А. М. Резникова (Врачебная палата Германии)Выступление члена Врачебной палаты земли Северный Рейн Ганц-Георг ХубераВыступление председатель Общего Собрания НП «Тюменское региональное медицинское общество» Е. В. ЧесноковаВыступление представителя Медицинской палаты Архангельской области Пышнограевой Н.С.Выступление Исполнительного секретаря ОО «Медицинская палата Алтайского края» В. А. ЛещенкоВыступление Заместителя председателя ОО Новосибирская областная Ассоциация И. В. ВоробьеваВыступление Председателя СРОО «Врачебная палата» Н. Л. Аксеновой
Первый съезд врачей РФВсероссийский общественный форум медицинских работниковВ Москве прошел Всероссийский форум медицинских работниковПервая всероссийская конференция по вопросам саморегулирования
Пресс-центр НМП в регионах
Наши партнеры
Медицинский вестник

Я – патриот отечественной медицины

Виктор Александрович Рева

Номинация «Карьера».
Шорт-лист номинации.

Преподаватель кафедры военно-полевой хирургии Военно-медицинской академии, хирург противошокового отделения НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе

Виктор Рева, 30 лет, Санкт-Петербург, преподаватель кафедры военно-полевой хирургии Военно-медицинской академии, хирург противошокового отделения НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе. В 2001 году окончил Московское суворовское военное училище с серебряной медалью. В 2007 году с отличием окончил Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова. В 2008 году там же – интернатуру по специальности «хирургия», сдав экзамен на «отлично». За особые успехи в учебе принимал участие в торжественном приеме выпускников военных академий и университетов в Кремлевском дворце. В 2011 году окончил адъюнктуру Военно-медицинской академии при кафедре военно-полевой хирургии, досрочно защитив кандидатскую диссертацию, посвященную ранениям кровеносных сосудов.

– Почему вы решили стать врачом, да еще и военным?

– Врачом я хотел стать еще в начальных классах. У меня отец – военный врач, брат – бывший военный врач (сейчас работает по специальности, но уже на гражданской службе). Поэтому у меня много примеров, которым я подражал.

– Учиться легко было?

– Учиться было легко. Я даже не знаю, чем это можно объяснить. Я, конечно, старался, но не так, чтобы изнемогать от учебы. При этом учился на «хорошо» и «отлично». Сложности, конечно, какие-то были, но они бывают у всех.

– Как дальше складывалась ваша жизнь?

– У нас в академии основная масса курсантов (90-95%) – это хирурги либо терапевты. Пройдя интернатуру по хирургии, я уехал в войска, служил в Ростове-на-Дону (где, кстати, мне довелось участвовать в организации медицинской помощи полка в ходе грузино-югоосетинского конфликта в августе 2008 года).

В принципе, благодаря этой поездке мне удалось завоевать авторитет у себя в полку. И установились очень хорошие отношения с командиром, который отпускал меня на учебу в Москву. А спустя год отпустил и в адъюнктуру, понимая, что у меня научный склад ума, и что, по его словам, мне надо дальше «двигать медицинскую науку».

Адъюнктура – это аналог гражданской аспирантуры. Там, на кафедре военно-полевой хирургии, я начал заниматься уже непосредственно хирургией повреждений. Вообще изначально я подавал документы в московский вуз, но там прием был уже закрыт. Так и попал в военно-медицинскую академию.

Сейчас я занимаюсь и лечебной, и научной деятельностью, потому что окончание адъюнктуры подразумевает не только преподавание. Хотя кафедра и называется кафедрой военно-полевой хирургии, мы принимаем много раненых и пострадавших пациентов «с гражданки». Кроме того, активно выступаю с докладами, сообщениями на международных конференциях и симпозиумах.

Коль вы часто бываете за рубежом, как оцениваете возможности для построения карьеры за границей?

– Для себя я этот вопрос продумывал – и отверг эту возможность практически на начальном этапе. Даже не потому, что я военный. Просто считаю, что работать в другой стране – это не для нас. Я – патриот отечественной медицины. Стажировка – да. Все наши учителя (вспомните Пирогова, Опеля, Вельяминова) уезжали на год-два на стажировку за границу. Я ничего плохого в этом не вижу. Есть у меня знакомые, которые работают в Израиле, в Германии. Они довольны. Но я считаю, что это тупиковая ветвь. Там нет таких возможностей для инициативы, для творчества. А мы всегда что-то создаем, творим. Там же ты всегда в какой-то мере будешь «изгоем». В общем, я считаю, что возможности здесь, в нашей стране, гораздо шире. Я никого не отговариваю ехать за границу – это личное дело каждого. Я просто излагаю свою точку зрения. Учиться – да. А работать – нет.

– А что бы мы могли взять из их системы для себя?

– Я не буду останавливаться на технических моментах, оборудовании – это дело времени и даже вкуса. Но вот что мне действительно хотелось бы видеть у нас – это их отношение к пациенту – настолько лояльное, настолько доброе.

– Врача к пациенту?

– Вообще всего коллектива. Может быть, это в какой-то мере связано с финансовой заинтересованностью, не знаю. Но там люди сопереживают, а у нас это редко встретишь.

– Какие еще проблемы, кроме взаимоотношений, вы отметили бы в системе отечественного здравоохранения?

– Не очень хорошо обстоят дела с материально-технической обеспеченностью, практически нет хороших тренажеров, обучающих центров. Только сейчас начинают появляться.

– Даже в таких крупных городах, как Санкт-Петербург?

– Даже в Москве. Я знаю единицы таких центров, они малодоступны. А если говорить о студентах или курсантах, то им они вообще недоступны. Поэтому многое приходится объяснять на рисунках, схемах, пальцах. То есть, это как бы ХХ век, а хочется перейти к ХХI – щупать, трогать, иметь тачскрин-мониторы, чтобы все это можно было делать, специальные программы. Да, пытаемся выходить из положения, создавать свои приборы. Но пока с этим у нас очень слабо.

С научной деятельностью тоже большие проблемы. Очень помогает система грантов. Буквально в конце прошлого года мы выиграли грант Президента, по которому у нас есть финансирование. Но тут есть еще такой момент. Деньги найти при желании можно, но, проблема в том, что все думают, что все заранее распределено – молодые ученые не подают заявок ни на премии, ни на гранты. На самом деле это не так. Я своим студентам и курсантам пытаюсь объяснить, что все в наших руках. Надо самим этим заниматься. Если смотреть на это, прикрыв глаза, то, конечно, никакие деньги на исследования не выделят.

Если говорить непосредственно о моей профессии, то главная проблема, на мой взгляд, это отсутствие специальности «хирургия повреждений» и специальных курсов подготовки соответствующих хирургов и травматологов .

Отсюда – слабое знание патофизиологии политравмы, желание только устранить повреждение, не вдаваясь в детали физиологии пациента. Травма, и особенно тяжелая, представляет собой чрезвычайно динамичный процесс. Редко кого интересует, что в данный момент происходит с пациентом, с его микроциркуляцией, с клеточным обменом, коагуляцией. А ведь именно необратимые изменения в глубинных процессах организма сводят «на нет» все многочасовые усилия дежурного хирурга.

Проблема – и в отсутствии мотивации хирургов заниматься вопросами хирургии повреждений. Эта зона считается «неблагодарной», сюда идут, как правило, те, кто хочет «потренироваться», «набить руку», «покуражиться» перед выходом в «настоящую» большую хирургию. Известно, что, по большей части, хирургия повреждений – удел молодых хирургов на ночных дежурствах, в течение которых и поступает большинство раненых и пострадавших. И здесь у медика нет никаких перспектив.

В конечном счете, кто этот хирург, который лечит острую травму? За рубежом – это traumasurgeon (или acutecaresurgeon) – специалист по острой травме, который может выполнить практически любое вмешательство (не путать с травматологом). У нас – это один из хирургов дежурной бригады, которому довелось столкнуться с тяжелым ранением. Если все обошлось, то самооценка такого хирурга повышается (нередко необоснованно), если же наступил печальный исход, можно оправдаться: это было смертельное ранение, здесь уже ничего не сделаешь, тяжелый случай и т.д. К тому же лечить такие травмы не учат ни на одном курсе медицинского вуза. По большому счету, в масштабах страны не существует и курсов последипломной подготовки.

В числе проблем можно отметить и слабое техническое оснащение, и отсутствие научных работ, системы медицинской реабилитации для таких пациентов.

Вот всем этим необходимо заниматься. Считаю, что рубеж простого понимания травмы как совокупности морфологических повреждений, нуждающихся в коррекции, перейден. Настало время по-новому взглянуть на концепцию лечения травм.

– Как вы оцениваете перспективы в России для молодых врачей?

– Я думаю, что у наших студентов и молодых врачей, в принципе, есть все возможности развиваться. Мне кажется, что сейчас всем нужны специалисты. Может быть, на самые высокие должности этот специалист и не попадет, но достойную займет точно.

– Что должно сделать государство для более успешного профессионального роста врача?

– Я думаю, обеспечить мотивацию. Повышать престижность профессии, зарплаты, предоставлять жилье. Это первое. А второе (но не менее важное) – воспитание. Начиная с семьи, школы и т.д.

При совокупности этих факторов и стремлении человека в первую очередь помогать людям, а не зарабатывать деньги, получается обоюдная помощь: государство помогает людям, а люди – государству (когда качественно лечат пациентов, качественно и быстро).

– Что вы посоветуете молодому врачу?

– Вообще, это вопрос, актуальный для многих. Именно поэтому для молодых ученых на нашем научном обществе слушателей я начал читать лекцию «Наука и хирургия. Советы молодым ученым». В ней – простейшие истины: как себя вести, чему уделять время, потому что поток информации огромный.

Во-первых, трудиться, конечно. Кроме того, нельзя браться за какие-то вещи, не поняв и не узнав азов, не зная, откуда все это происходит. Не брать на веру, а апеллировать к доказательной медицине. У нас есть стереотипы, что если профессор написал статью, то это истина в последней инстанции. А это далеко не всегда так. Далее, безусловно, непрерывное образование. «Континиус медикал эдюкейшн». Знание английского языка, без него никуда.

И еще я всегда отсылаю к «заповедям» Павлова, который уже все написал. У него и опыт огромный, и студентов (слава Богу!) было, наверное, больше чем у кого-либо.

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий *

Добавить комментарий

Ваш комментарий *

Быстрая регистрация

ФИО *
Логин/Email *
Должность *
Место работы
Сфера деятельности