На главную страницуК карте сайтаКонтактная информация НП «Национальная Медицинская палата»
RussianEenglish
Зарегистрироваться||Войти

Авторизация

Логин
Пароль

Забыли пароль?

Вспомнить пароль

Логин

Вернуться к авторизации

Раздел в разработке Раздел в разработке Раздел в разработке Раздел в разработке
О Палате Деятельность
Независимая экспертиза НПМСотрудничество с Министерством Здравоохранения РФЗаконодательство в сфере здравоохраненияОбщественная аккредитация образовательных программЭтический комитет НМПКомитет по саморегулированиюКомитет по развитию рынка медицинских услугНепрерывное медицинское образованиеОбщество Взаимного Страхования Юридическая поддержкаСовет по профессиональным квалификациям в здравоохранении
Экспертный клуб Мероприятия
Конгресс Национальной медицинской палаты «Российское здравоохранение сегодня: проблемы и пути решения»Врачи и юристы обсудили правовые риски в медицинской деятельностиРасширенное заседание Совета союза медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» и вручение Премии Национальной медицинской палатыМеждународная конференция «Независимая медицинская экспертиза как инструмент досудебного урегулирования споров между врачом и пациентом»Он-лайн семинар «Проверки медицинской организации: как правильно подготовиться»Он-лайн семинар «Правовые последствия некачественного оказания медицинской помощи и медицинских услуг»V Съезд Национальной Медицинской ПалатыОн-лайн семинар «Острые вопросы трудового права»Семинар "Организация деятельности комиссии по независимой медицинской экспертизе"Он-лайн семинар: «Дефекты оказания медицинской помощи»Внеочередной съезд Национальной медицинской палатыСеминар по вопросам уголовного права для медицинских работниковСеминар: "Особенности правового регулирования трудовых отношений медицинских работников"Семинар: «Подводные камни» при рассмотрении спорных ситуаций между врачами и пациентамиСъезд и Премия Национальной медицинской палаты - 2014Конференция «Медицина и право»Информационный семинар по повышению правовой грамотностиОн-лайн конференция Л.М. РошаляСовет Национальной медицинской палаты 26 декабря 2013 гСовет Национальной медицинской палаты 27 - 28 сентября 2013 г.
Выступление зам. Министра здравоохранения И. Н. КаграманянаВыступление президента НМП Л. М. РошаляВыступление ответственного секретаря Координационного совета Минздрава и Национальной медицинской палаты М. Н. ЛесниковойВыступление вице-президента Национальной медицинской палаты С. Б. ДорофееваВыступление вице-президента «Опоры России», вице-президента Национальной медицинской палаты Н. В. УшаковойВыступление Президента Общества врачей Латвии Петериса АпенисаВыступление А. М. Резникова (Врачебная палата Германии)Выступление члена Врачебной палаты земли Северный Рейн Ганц-Георг ХубераВыступление председатель Общего Собрания НП «Тюменское региональное медицинское общество» Е. В. ЧесноковаВыступление представителя Медицинской палаты Архангельской области Пышнограевой Н.С.Выступление Исполнительного секретаря ОО «Медицинская палата Алтайского края» В. А. ЛещенкоВыступление Заместителя председателя ОО Новосибирская областная Ассоциация И. В. ВоробьеваВыступление Председателя СРОО «Врачебная палата» Н. Л. Аксеновой
Первый съезд врачей РФВсероссийский общественный форум медицинских работниковВ Москве прошел Всероссийский форум медицинских работниковПервая всероссийская конференция по вопросам саморегулирования
Пресс-центр НМП в регионах
Главная||Экспертный клуб||Оценка законопроектов||Модернизационная лихорадка и стандарты акушерской помощи: как выжить?
Наши партнеры
Медицинский вестник

Модернизационная лихорадка и стандарты акушерской помощи: как выжить?

Президент НП «Национальное Агентство по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе», Сопредседатель комитета по независимой экспертизе качества медицинской помощи и дефектов медицинской помощи НМП, Член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, доктор медицинских наук, профессор

Алексей Старченко

Статьи эксперта

В средине двухтысячных годов тогдашний министр здравоохранения и социального развития М. Зурабов вбросил в информационное пространство проект закона о здравоохранении, где методически и практически разделил основные понятия стандартизации в здравоохранении: протоколы ведения больных и медико-экономические стандарты.

При этом протоколы ведения больных должны были быть обязательны к исполнению на всей территории России и содержать перечисление медицинских услуг, без выполнения которых качество медицинской помощи нельзя было признать надлежащим. Медико-экономические стандарты должны были соответствовать протоколам ведения больных, но исполнительной властью субъекта РФ наполнялись в соответствие с финансовыми возможностями конкретным перечнем изделий медицинского назначения и лекарственных препаратов из перечня важнейших и жизненно необходимых лекарств. Логика данных норм закона требовала утверждения протоколов на уровне Минздравсоцравзития России с привлечением известных клинических специалистов, а медико-экономические стандарты формировались на территориях на базе протоколов, таким образом, достигалось единство надлежащего качества медицинской помощи в России.

Новый министр Т. Голикова изменила данный ход истории, выбросив в мусор протоколы ведения больных, заменив их общими, в ряде случаев, абсолютно пустыми, порядками оказания медицинской помощи. При министре Т. Голиковой неоднократно провозглашалось, что в недрах министерства создается большой круг стандартов оказания медицинской помощи. Наконец-то, эти стандарты были размещены на сайте уже нового ведомства – Минздрава России за подписью нового министра - В. Скворцовой.

Анализ всего 13 стандартов оказания специализированной акушерской помощи показывает, что они носят характер медико-экономических, но никак не ориентированы на создание системы надлежащего качества акушерской медицинской помощи.

Пять-шесть лет назад все здравоохранение охватила модернизационная лихорадка, во многом абсолютно предвыборный национальный проект «Здоровье» под избрание В. Медвевдева Президентом России, плавно перекочевавший в избирательную компанию В. Путина. При этом под видом модернизации проводили ремонты зданий, палат, операционных и т.д. Однако модернизация – это не ремонт существующих капитальных сооружений, а создание технологий, революционно изменяющих состояние оказание медицинской помощи. Частично проект модернизации правильно был реализован в открытии федеральных центров специализированной медицинской помощи. И в этой части он отвечал правильной технологии его построения: под стандарт оказания специализированной (кардиохирургической, нейрохирургической, неонатологической и др. помощи) выстраивались сооружения, которые наполнялись соответствующим оборудованием. В остальной части – модернизация носила чисто потемкинский характер, т.к. оборудование приобреталось не под конкретные медицинские технологии, а исходя из оптового освоения выделенных средств, в том числе и из чисто коррупционного интереса чиновников, т.к. коррупция в настоящее время стала методом управления во всех сферах хозяйства и культуры. Логика подлинной модернизации требовала следующих этапов:

1) утверждение протокола ведения больных по нозологии (состоянию, группе нозологий);

2) выделение в протоколе стандартообразующих составляющих, исполнение которых необходимо в обязательном порядке для установления диагноза и обеспечения положительного прогноза и исхода заболевания, т.е. надлежащего качества диагностики и лечения;

3) сопоставление протоколов с имеющимся состоянием материльно-технической базы учреждения здравоохранения и выявление недостающих составляющих для исполнения медицинской помощи надлежащего качества.

Следовательно, протоколы или стандарты должны были быть уже утверждены до начала модернизации, а не после нее, когда выясняется, что надлежащее качество в отремонтированных палатах и операционных недостижимо!

Образцами ненадлежащего управления и являются размещенные на сайте Минздрава России жалкие стандарты акушерской специализированной помощи.

Общий анализ показывает: новорожденные должны умирать, т.к. Минздрав Росси не считает возможным 100% проведение токографии плода с партограммой. А это значит, что гипоксия плода не будет распознана вовремя

I. Стандарт специализированной медицинской помощи при самопроизвольных родах в затылочном предлежании.

1. Определение основных групп крови (А, В, 0) и резус-принадлежности не следует делать, т.к. потребность в этом исследовании только - 0,8. Если возникнет опасное для жизни кровотечение, что, к сожалению, бывает в жизни, госпожа Скворцова, кровь необходимой группы невозможно будет сразу получить, время на исследование группы и резус-фактора может иметь печальное значение (так было в реальности, когда в роддоме не оказалось нужной группы крови при возникшем кровотечении). Вина за это преступление: преступное легкомыслие.

2. Ультразвуковое исследование плода проводится в 0,5 случаев, а кардиотокография плода имеет потребность 0,9. Таким образом, и гипоксии плода в родах знать врачу необязательно. Такого врача все равно будут судить, если ребенок умрет, результат суда может неоднозначным.

3. Коагулограмма (ориентировочное исследование системы гемостаза) требуется только 0,3 больным. Коагулограмма – это знание врача о том, что нет тяжелых поражений свертывающей и антисвертывающей систем. В отсутствие гемокоагулограммы женщина может погибнуть.

4. Общий (клинический) анализ крови развернутый тоже не нужен всем роженицам и родильницам (0,9)! Анализ мочи общий также не обязательно делать всем роженицам (0,9). Министр беспокоится о лишних тратах!

5. Ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное также не следует делать всем пациенткам (0,9).

6. Как класс отсутствует исследование плаценты после родов в затылочном предлежании!

Действительно, зачем тратить деньги на исследовании плаценты при нормальных родах? А вдруг окажется, что там есть изменения, воспаление, петрификаты, нарушения кровообращения, зачем об этом сообщать родильнице и прогнозировать осложнения при последующих беременностях и в последующих родах? Полагаю, что все плаценты следует направить на косметические фабрики.

7. И как это может быть, что в 20% случаев родов в затылочном предлежании возникает услуга: «Ведение патологических родов врачом-акушером-гинекологом»?

II. Стандарт специализированной медицинской помощи при самопроизвольных родах в тазовом предлежании.

1. Ультразвуковое исследование плода – потребность 0,5; кардиотокография плода – потребность - 0,9.

2. Когулограмма (ориентировочное исследование системы гемостаза) – потребность 0,3.

3. Общий (клинический) анализ крови развернутый также не нужен всем роженицам - 0,9.

Тазовое предлежание- патологические роды, поэтому кровотечение возможно, но мы к нему не готовы, т.к. не знаем состояние системы свертывания крови у роженицы, т.к. потребность – 30%!!!

III. Стандарт специализированной медицинской помощи при гипоксии плода, недостаточном росте плода, других плацентарных нарушениях

1. Морфологическое исследование препарата плаценты выполняется в 50% случаев. И это - при известной гипоксии плода, при плацентарных нарушениях!!! Так мы никогда не будем ничего знать на основе научных морфологических данных.

2. Ультразвуковое исследование плода  (0,5) и кардиотокография плода (0,9) – не надо делать всем роженицам при известной гипоксии плода! Следить за течением гипоксии не следует! Куда кривая выведет? А выведет она на кладбище!

IV. Стандарт специализированной медицинской помощи при преждевременной отслойке нормально расположенной плаценты.

1. Ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное (0,9) при отслойке нормально расположенной плаценты не надо делать!

2. Кардиотокография плода – делается только в половине случаев (0,5).

3. Морфологическое исследование последа также не следует делать всегда (0,8). Зачем? Логика министра железная: это же преждевременная отслойка НОРМАЛЬНО расположенной плаценты!

V. Стандарт специализированной медицинской помощи при кровотечении в последовом и послеродовом периоде.

1. Ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное при кровотечении можно не делать всем пациенткам (0,8) !

VI. Стандарт специализированной медицинской помощи при кровотечении в связи с предлежанием плаценты

1. Ультразвуковое исследование плода (0,8) и кардиотокографию плода (0,4) можно не делать всем роженицам с кровотечением при предлежании плаценты. Это вполне естественно, зачем при предлежании плаценты следить за состоянием плода, ведь его гипоксия при кровотечении вследствие отслойки предлежащей плаценты гарантирована!

2. Ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное делается также не всем пациенткам (0,8): о предлежании плаценты узнаем по клиническим признакам – кровотечение!

3. Общий (клинический) анализ крови развернутый также можно не делать всем пациенткам с кровотечением (0,9), об уровне гемоглобина будем знать по степени бледности кожи.

4. Морфологическое исследование препарата плаценты при кровотечении от ее предлежания не следует выполнять в всех случаях (0,8): плацента же была изначальная неправильно прикреплена!

VII. Стандарт специализированной медицинской помощи при разрыве матки.

1. Так как (Слава Богу!) не во всех случаях разрыва матки приходится ее удалять, то и исследовать биопсию миометрия (ткани) матки (0,2) не обязательно делать: нас ведь не интересуют причины такого грозного осложнения, как разрыв матки!

2. Также при разрыве матки не следует всегда делать ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное (0,9).

3. Тем более не следует всегда при разрыве матки или угрозе разрыва, или при рубце на матке делать ультразвуковое исследование плода (0,5).

4. А зачем всем пациенткам с разрывом матки (угрозой) исследовать сосудисто-тромбоцитарный первичный гемостаз (0,5)- спрашивает Армянское радио.- И само же отвечает: так кровотечение неизбежно и в большом объеме, то незачем тратить деньги на такие исследования.

VIII. Стандарт специализированной медицинской помощи при нарушениях родовой дятельности.

1. Определение основных групп крови (А, В, 0) и резус-принадлежности может делаться только 10 % пациенткам, а если возникнет атоническое кровотечение – определим – работа – не волк, в лес не убежит!

2. Коагулограмма (ориентировочное исследование системы гемостаза) также не обязательна всем пациенткам (0,8).

3. Нет необходимости при нарушениях родовой деятельности выполнять всем ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное (0,8),

4. Морфологическое исследование препарата плаценты мы можем делать только в 10% случаев нарушенной родовой деятельности. Плацента же – не миометрий, она ведь не сокращается!

IX. Стандарт специализированной медицинской помощи при отеках, протеинурии и гипертензивных расстройствах во время беременности, родов и в послеродовом периоде (преэклампсия, эклампсия).

1. При гестозе и преэклампсии незачем делать всем роженицам кардиотокографию плода (0,8), своевременно знать состояние плода не требуется.

2. Совершенно излишне выполнять ультразвуковое исследование почек и надпочечников (0,5), т.к. состояние почек не важно при гестозе.

3. Морфологическое исследование препарата плаценты проводят только в 0,8 наблюдений: плацента вовсе не страдает при гестозе, да и не зачем затруднять жизнь морфологам?

4. Ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное при гестозе у всех пациенток бесполезно (0,8).

X. Стандарт специализированной медицинской помощи при преждевременных родах.

1. При преждевременных родах не обязательно выполнять ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное у всех пациенток (0,9).

2. Следить за состоянием плода по данным ультразвукового исследования плода (0,9) и кардиотокографии плода (0,7) во всех случаях преждевренных родов – ненужная трата времени и денег.

XI. Стандарт специализированной медицинской помощи при родоразрешении посредством кесарева сечения.

1. Перед или после кесарева сечения исследовать ультразвуковым методом матку и придатки (трансабдоминальное) всегда не обязательно (0,9): надеемся успеть вовремя!

2. Ультразвуковое исследование плода (0,8) и кардиотокография плода (0,9) перед кесаревым сечением у всех рожениц лишь осложняет наше рабочее время. Гипоксия плода – разве это показание для кесарева сечения?

3. Морфологическое исследование препарата плаценты после кесарева сечения (0,7): необходимости нет!

4. Анализ крови биохимический общетерапевтический (0,3) и анализ мочи общий (0,5) ни о чем не говорят ни до, ни после кесарева сечения!

XII. Стандарт специализированной медицинской помощи при внематочной (эктопической) беременности.

1. При внематочной беременности ультразвуковое исследование матки и придатков трансабдоминальное показано только в 20% наблюдений или «Добро пожаловать в морг!».

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий *

Добавить комментарий

Ваш комментарий *

Быстрая регистрация

ФИО *
Логин/Email *
Должность *
Место работы
Сфера деятельности